Если 2017 год был годом ICO, то 2018, похоже, суждено стать годом урегулирования криптовалют, пишут Bitcoin Magazine. Процесс уже запущен, поскольку правительства стран по всему миру столкнулись с криптовалютами и пытаются определиться с отношением к ним. Некоторые приветствуют их появление, другие их опасаются. Некоторые страны настроены откровенно враждебно. Вот краткий обзор того, как 15 государств из различных регионов подходят к вопросу о регулировании криптовалют.

США

На момент создания статьи в Соединенных Штатах нет однозначного мнения о том, в каком направлении должна двигаться работа над законодательством о регуляции криптовалют. Единогласно озвучивается лишь тот факт, что нормы регуляции должны быть разработаны в ближайшее время. Комиссия по ценным бумагам и биржам предупредила инвесторов о рисках, связанных с вложениями в криптовалюту, остановила несколько ICO и упомянула о необходимости большего регулирования цифровых валют.

Комиссия по торговле товарными фьючерсами оказалась первым в США регулятором, позволившим публичную торговлю криптовалютами, а затем организовала ряд встреч для того, чтобы обсудить возможность изменения правил для работы с производными криптовалют (одна из встреч была отложена из-за временного приостановления работы федерального правительства).

Министр финансов США Стив Мнучин указал на то, что бумажные деньги предпочтительнее криптовалют. Выступая 12 января 2018 года на встрече Экономического клуба Вашингтона, Мнучин сообщил присутствующим о том, что он и представители других регулирующих органов изучают возможность использования цифровых валют для отмывания средств. Затем министр объявил, что Совет по надзору за финансовой стабильностью создал рабочую группу для изучения рынка криптовалют. Он выразил надежду на совместную работу с G20 над тем, чтобы не допустить превращения биткоина в цифровой эквивалент «счета в швейцарском банке».

Защищая свою позицию на Всемирном экономическом форуме 25 января 2018 года, Мнучин пояснил, что для него первоочередной задачей в отношении криптовалют было «убедиться в том, что они не используются для противоправной деятельности».

26 января 2018 года после посещения Китая, Южной Кореи и Японии тезисы министра финансов США повторила его заместительница Сигал Манделькер. На пресс-конференции в Токио она выразила одобрение политики трех азиатских государств в отношении криптовалют (местные правительства контролируют торговлю на этом рынке), заявив, что США глубоко уверены в необходимости подобной регуляции во всем мире.

Стоит отметить, что у инвесторов не из США могут возникнуть сомнения относительно законодательных норм, введенных на уровне отдельных штатов. Если США будут расценивать криптовалюты именно как денежные средства, то более вероятно, что федеральное правительство и регулирующие органы отменят действие локальных норм. Но если криптовалюты будут рассматриваться как ценные бумаги (Комиссия по ценным бумагам и биржам еще не окончательно прояснила этот момент), то на монеты, а в особенности на ICO, будет распространяться действие так называемых законов «голубого неба» (blue sky laws), различающихся от штата к штату.

Канада

Агентство по защите прав потребителей финансовых услуг Канады не признает криптовалюты «легальным платежным средством», под это понятие подпадают исключительно канадские банкноты и монеты. Регулирование криптовалют в истинно северном государстве вовсе не так сурово, как можно было бы ожидать. По факту в этом списке Канада, видимо, является государством с самыми прозрачными и понятными законами, касающимися индустрии криптовалют (за исключением Швейцарии, которая стремится стать «крипто-нацией»).

После недель слушаний, в которых рассматривались и показания таких экспертов, как Андреас Антонопулос, парламент Канады принял законопроект C-31. Этот документ от 19 июня 2014 года стал первым национальным законом о цифровых валютах в мире. Правительство с того момента продолжает корректировать законодательные нормы: 24 августа 2017 года Канадские комиссии по регулированию рынка ценных бумаг опубликовали нормативное уведомление, подтверждающее «потенциальную применимость канадских законов о ценных бумагах к криповалютам и связанным с ними рыночным или торговым операциям, а также предоставлении участникам рынка руководства по анализу этих требований». Если вам нужна понятная и краткая интерпретация этого уведомления, просмотрите эту статью.

25 января 2018 года Стивен Полоз, глава Центрального банка Канады, заявил, что он не одобряет название «криптовалюты», поскольку они действительно «крипто», но при этом не «валюты». По словам чиновника, такие монеты по характеристикам больше похожи не на активы, а на ценные бумаги. Полоз считает, что у криптовалют вроде биткоина нет внутренней ценности, а потому они не могут быть проанализированы как активы. По его мнению, криптовалюты — это по сути азартная игра или спекуляция.

Следует отметить, что Канада в качестве участника Североамериканской ассоциации администраторов по обеспечению безопасности компьютерных сетей присоединилась к выпущенной организацией «директиве-предостережению», в которой говорится о рисках, связанных с криптовалютами; представители каждой провинции государства согласились с существованием «высокого риска мошенничества».

Венесуэла

Венесуэла не относится к крупным мировым экономикам, граждане государства не составляют значительной части сообщества инвесторов в криптовалюты. Тем не менее, позиция руководства страны относительно регулирования криптовалют заслуживает внимания, поскольку правительство (при авторитарном режиме Николаса Мадуро) стремится добиться смягчения экономических санкций, введенных против Венесуэлы. Государство заявило о создании собственной «нефтяной» криптовалюты под названием «petro».

При Мадуро страну годами раздирали конфликты между оппозиционными партиями и правительство, постоянно происходили протестные акции. Начиная с 2017 года Венесуэла, похоже, искала возможности запретить криптовалюты, поскольку местная денежная единица боливар практически не имела ценности. Еще совсем недавно (13 декабря 2017 года) правительство Мадуро пыталось ввести регуляцию добычи криптовалют: новоиспеченный руководитель направления криптовалютных операций Венесуэлы Карлос Варгас объявил о создании подробного реестра, в который должны быть внесены все майнеры в стране.

Венесуэла, чьи бумажные деньги стоят дешево и на которую усиливается давление санкций США, после одобренного правительством (типично авторитарным) выпуска криптовалюты может стать одной из самых передовых стран в мире в отношении регулирования оборота криптовалют (даже если продолжит продавать только нефть).

Япония

Япония не слишком либеральна в части регулирования цифровых валют. Она просто выиграла в борьбе за все лучшее, что есть в азиатской индустрии криптовалют, поскольку условия в Китае и Южной Корее враждебны или неоднозначны. Независимо от того, разрешит или нет Япония выступления J-pop-группе, чьи песни посвящены тематике криптовалют, правительство страны однозначно больше расположено к криптовалютам, чем азиатские соседи.

Однако недавние события, возможно, поумерили энтузиазм Японии в отношении цифровых валют. Взлом японской биржи 26 января 2018 года, который привел к потере монет NEM на сумму в $530 миллионов, вызвал негативную реакцию со стороны сообщества и привлек пристальное внимание Управления по финансовому регулированию и надзору.

Китай

Китай предпринимает все более активные действия для ограничения всех операций с криптовалютой. Начав с запрета ICO, Китай продолжил блокировкой банковских счетов обменных бирж, вытеснением майнеров биткоина и общенациональной блокировкой онлайн- и мобильного доступа ко всем ресурсам, связанным с торговлей криптовалютами. Китайская Народная Республика, вероятно, является самым строгим регулятором криптовалютных операций среди крупных экономик. Странно, что при этом китайские майнеры биткоина составляют более 50 процентов всего сообщества, а уровень внедрения криптовалюты в Китае растет быстрее, чем в любой другой стране.

Несмотря на строгость регулирования в КНР, находящейся под управлением Си Цзиньпина, у этих норм есть свой контекст: в последнее время руководство государство было сосредоточено на прекращении оттока капитала и борьбе с коррупцией.

Южная Корея

С чего начать тему урегулирования сферы цифровых валют в Южной Корее? Раньше эта страна обладала значительным присутствием в индустрии, изначально она считалась государством, где преследуемые с конца прошлого года майнеры из Китая смогут найти убежище. Однако в январе 2018 года между высшими должностными лицами Южной Кореи возникли разногласия в отношении дальнейших действий по регуляции индустрии криптовалют. Последовали заявления, пояснения, вбросы дезинформации и, в конце концов, частичное введение регуляции. Неопределенность и потенциальные негативные последствия от регуляции уже были упомянуты как причины роста продаж криптовалют в Красный вторник и 30 января 2018 года. Перед этим официальные лица Южной Кореи ввели в действие закон от 23 января 2018 года, запрещающий торговлю криптовалютами с анонимных аккаунтов.

Мало того, что правительство, менее года назад отстранившее от власти действующего президента — драматизма ситуации добавили внешние регуляторы. Действиям Южной Кореи по внедрению регулирования помешало Контрольно-финансовое управление Нью-Йорка, сообщившее, что власти 26 января 2018 года запрашивали информацию о счетах, связанных с торговыми операциями с криптовалютами, у шести коммерческих банков с подразделениями в этом штате.

Сингапур

До недавнего времени регуляция криптовалют в финансовом и банковом центре Азии оставалась относительно слабой (по сравнению с ситуацией в соседних государствах). Валютное управление Сингапура, как и многие финансовые регуляторы, предупреждало о риске спекуляций на рынке цифровых валют во время максимума цен на биткоин (в декабре 2017 года). В том же месяце в Сингапурском Международном Коммерческом Суде рассматривалось дело о споре о торговле биткоинами, что, похоже, легитимизировало такие экономические процессы.

9 января 2018 года Тарман Шанмугаратнам, заместитель премьер-министра Сингапура, заявил, что законы государства не усматривают разницы между сделками, проведенными с использованием твердых валют, криптовалют и любых других новых вариантов передачи ценности.

Руководитель финтех подразделения Валютного управления Сингапура Сопненду Моханти 24 января 2018 года упоминал, что на данный момент он не рассматривает возможности финансового кризиса биткоина, подобного ситуации с Lehman Brothers. Он также добавил, что существуют весомые признаки того, что регуляторы начинают серьезно относиться к всему рынку цифровых валют.

Также Моханти заявил о том, что регуляторам нужно будет реализовать защиту потребителей в сфере торговли цифровыми валютами, подобными биткоину, чтобы их стоимость продолжала расти. Хотя официальных заявлений Валютного управления Сингапура еще не было, можно говорить о том, что взлом японской обменной биржи Coincheck 26 января 2018 года, в результате которого был нанесен ущерб на сумму в $530 миллионов, был направлен против сингапурской монеты NEM.

Индия

Индия, которая когда-то рассматривалась как перспективная и дружелюбная по отношению к криптовалютам страна, в 2018 году начала политику давления на рынок цифровых валют. Индия, вводящая жесткие регулировки, опасается того же, что и другие упомянутые государства, ограничивающие рынок цифровых валют: отмывания денег, роста незаконной деятельности, спонсирования терроризма, уклонения от уплаты налогов и так далее. Граждане, пользующиеся наличными, сталкиваются с суровыми ограничениями, но в то же время участники локальной индустрии криптовалют не верят, что Индия сможет «запретить» цифровые валюты посредством введения новых правил, как это было сделано в Китае.

Австралия

После финансового скандала вокруг Австралийского банка Содружества, случившегося в августе 2017 года, правительство стремилось идти по стопам Японии, совершенствуя законы о борьбе с отмыванием денежных средств и пытаясь регулировать рынок криптовалют. Этот подход отличается от ситуации в 2015 году: тогда австралийское правительство в отношении цифровых валют придерживалось политики невмешательства. Тем не менее, отсутствие четкого регулирования, видимо, негативно сказалось на ситуации в стране: в конце 2017 года австралийские брокеры, работающие с криптовалютами, замораживали счета в австралийской национальной валюте. В том же декабре 2017 года Австралийское налоговое управление намекало на то, каким образом в дальнейшем может осуществляться регулирование. Руководство институции заявляло, что с точки зрения законодательства транзакции с биткоинами сравнимы с бартерной договоренностью (с теми же налоговыми последствиями). Институция не считает биткоины ни денежными средствами, ни зарубежной валютой, а предложение монет не рассматривается как финансовое предложение услуг или товаров (с точки зрения налогообложения GST). Биткоин облагается налогом на прирост капитала (CGT) как ценный актив.

Однако в правительстве Австралии у цифровых валют есть сторонники: в августе 2017 года сенаторы обеих лидирующих групп (лейбористской партии и правящей коалиции) призвали Резервный банк Австралии принимать криптовалюты как официальные платежные средства. Таким образом, будущие формы криптовалютного регулирования остаются неопределенными, но потенциально расцениваются как благоприятные для индустрии.

Соединенное Королевство / Европейский союз

Хотя в результате Brexit расставание Соединенного Королевста и ЕС запланировано на март 2019 года, относительно регулирования криптовалют позиции государства и союза совпадают. 4 декабря 2017 года The Guardian и The Telegraph сообщили, что Казначейства Великобритании и ЕС разработали план, целью которого является покончить с анонимностью торговцев криптовалютами. В качестве предпосылок для такого шага назывались борьба с отмыванием денег и пресечение попыток уклонения от уплаты налогов.

Согласно плану Европейского союза, криптовалютные платформы обязаны будут проводить надлежащую проверку клиентов и информировать о сомнительных транзакциях. Казначейство Соединенного Королевства также заявило о том, что они работают над устранением проблем, связанных с использованием криптовалют. Идут переговоры о привлечении некоторых обменных бирж и сервисов, поставляющих цифровые кошельки, к борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. В Казначействе добавили, что о применении криптовалют для отмывания денежных средств известно мало, но риск такого применения ресурса растет.

Хотя Пьер Московичи, один из комиссаров ЕС, в интервью для Bloomberg 18 декабря 2017 года заявил, что ЕС не стремится регулировать оборот биткоина, его заявление идет вразрез с предыдущими и последовавшими сообщениями. Два дня спустя слова Московичи своим заявлением опроверг вице-председатель Европейской комиссии Валдис Домбровскис. Выступая перед репортерами в Брюсселе, он упомянул о наличии для инвесторов и потребителей однозначных рисков, связанных с изменчивостью цен, в том числе и риска потери всех вложений. Он также говорил о рисках, связанных с безопасностью и техническими сбоями, манипуляциями на рынке и неопределенностью сфер ответственности.

Призывы к большей регуляции криптовалют в январе 2018 года доносились по всей Европе. 15 января 2018 года министр экономики Франции Брюно Ле Мэр объявил о создании рабочей группы с целью регулирования криптовалют. С подобным тезисом выступил член правления Немецкого федерального банка Йоахим Уэрмилинг: он призвал к эффективному регулированию индустрии цифровых валют в глобальном масштабе.

22 января 2018 года Домбровскис вновь вывел вопрос о регулировании криптовалют на повестку дня, написав троим финансовым наблюдателям из ЕС и предупредив их о назревающем пузыре биткоинов. 25 января в игру вступила премьер-министра Великобритании Тереза Мэй, чьи настроения совпадают с видением президента США Дональда Трампа и главы Международного валютного фонда Кристин Лагард. В беседе с Bloomberg во время Международного экономического форума в Давосе премьер-министр заявила, что следует воспринимать криптовалюты очень серьезно — именно из-за того, что они используются, и в том числе используются преступниками.

Хотя ЕС и Великобритания еще не озвучивали окончательного решения о регулировании криптовалют, такое заявление ожидается весной.

Швейцария

Швейцария, которая знаменита своим передовым подходом к реализации частных прав в банковской сфере, придерживается аналогичной точки зрения и на вопрос регулирования криптовалют. Это государство, расположенное в Западной Европе, не входит в ЕС и занимает открытую позицию в отношении новой индустрии.

Министр экономики Йоханн Шнайдер-Амманн 18 января 2018 года заявил репортерам, что он бы хотел видеть Швейцарию «крипто-нацией». В материале Financial Times приводится высказывание секретаря министерства финансов Швейцарии Йорга Гассера. По его словам, правительство хотело бы процветания рынка ICO, но без нанесения ущерба стандартам и целостности существующего финансового рынка.

Для достижения этой цели 18 января 2018 года в Швейцарии создали рабочую по ICO. В ее задачи входит повышение юридической определенности индустрии при сохранении целостности финансового центра и обеспечении технически-нейтрального регулирования. Рабочая группа отчитается перед Федеральным советом Швейцарии в конце 2018 года.

Россия

Россия, похоже, как и Южная Корея, не может определиться с регулированием криптовалют. В сентябре 2017 года глава Центрального банка Российской Федерации Эльвира Набиуллина заявила, что Центробанк выступает против регулирования криптовалюты как денежных средств (принимаемых в качестве оплаты за товары и услуги). А также против приравнивания их к иностранной валюте. Это заявление сигнализировало о прогрессивном подходе и реализации «принципа невмешательства» в индустрию.

Однако 8 сентября 2017 года на Московском финансовом форуме заместитель министра финансов Российской Федерации Алексей Моисеев в разговоре с журналистами упомянул, что на текущий момент расчеты в криптовалюте «нелегальны». Он также добавил, что на данный момент, очевидно, существует правовой вакуум, и лично ему сложно определить, являются ли такие операции законными.

До этого заявления в РФ предлагалось разрешить проведение операций с криптовалютами «только квалифицированным инвесторам». Президент России Владимир Путин поддержал эту позицию министерства финансов 11 октября 2017 года, заявив, что использование криптовалют связано с серьезными рисками. По его словам, цифровые валюты также дают возможность для отмывания нелегальных капиталов, уклонения от налогов, финансирования терроризма и реализации мошеннических схем, жертвами которых могут стать граждане России.

Министерство финансов продолжило курс на жесткое регулирование: 28 декабря 2017 года было предложено обложить налогом деятельность по добыче криптовалют. Новый год принес еще больше сигналов о намерении правительства ограничить индустрию. 11 января 2018 года Владимир Путин вновь выступил на стороне Министерства финансов, отметив, что в будущем может потребоваться законодательное регулирование криптовалют.

Президент Путин заявил, что в настоящее время такое регулирование является прерогативой Центрального банка, который обладает достаточными полномочиями. Однако законодательное регулирование в более широком смысле в будущем необходимо будет ввести.

Две недели спустя (25 января 2018 года) Министерство финансов опубликовало проект федерального закона «О цифровых финансовых активах». Закон, если он будет принят, определит понятие токенов, порядок проведения ICO, правовой статус криптовалют и операций по их добыче.

26 января 2018 года кандидат в президенты РФ Борис Титов осудил предложенный законопроект, заявив, что предложенный вариант содержит слишком жесткие нормы. Согласно заявлению пресс-службы Титова, предложенное Министерством финансов регулирование строже, чем в Японии, Швейцарии, Беларуси и Армении — то есть жестче, чем в любой другой стране, принявшей подобный закон в какой-либо форме. По мнению представителей Титова, лучше не предпринимать никаких действий, чем вводить подобное регулирование.

Еще больше проблем добавило заявление заместителя министра Моисеева. По его словам, принятый Беларусью в декабре 2017 года декрет «О развитии цифровой экономики» может привести к оттоку капитала из России в соседнее государство, если в РФ введут жесткое регулирования криптовалют.

Нигерия

В прошлом году крупнейшая африканская экономика боролась с рецессией, приведшей к ослаблению национальной валюты. Всплеск торгов биткоином был вызван попыткой нигерийцев обойти ограничения, наложенные регулятором на операции с долларом для снижения темпов спада экономики. Январь 2018 года начался с попытки Центрального банка Нигерии запретить криптовалюты. Но институция вынуждена была отказаться от этого намерения. Заместитель руководителя Центрального банка Нигерии Муса Итопа-Джимо заявил, что Центральный банк не может контролировать или регулировать биткоин. Институция также не может контролировать или регулировать блокчейн, как не способен контролировать интернет, поскольку эти активы не принадлежат Центральному банку. За 2017 год объем торговли биткоинами вырос на 1500 процентов.

Согласно отчету МВФ за декабрь 2017 года, страна вышла из рецессии. Но сдержанные прогнозы относительно роста ВВП и зависимость от экспорта нефти сохраняются. На этом фоне призыв главы CBN Эдвина Эмфиэля к регулированию криптовалют, озвученный 25 января 2018 года, выглядит неубедительным. Чиновник заявил, что криптовалюты или биткоин похожи на азартные игры, и Центральный банк не может поддерживать ситуацию, в которой люди рискуют сбережениями.

Гана

Глава Банка Ганы Эрнест Аддисон на брифинге для журналистов 22 января 2018 года заявил, что биткоин еще не является законным платежным средством. Хотя на рассмотрение парламента Ганы подан законопроект, после принятия которого использование криптовалют станет возможным (вероятно, с привлечением компаний, официально зарегистрированных в качестве «эмитентов электронных денег»). На данный момент Гана находится среди шести стран, в которых биткоин (и другие криптовалюты) находятся вне закона (по информации Graphic Online). За несколько недель до заявления Аддисона ганский инвестиционный банк Group Ndoum предложил Банку Ганы инвестировать 1 процент резервов в биткоин.

Южно-Африканская Республика

Южно-Африканская Республика относительно прогрессивно настроена по отношению к криптовалютам (в сравнении с другими странами из списка). Положение о виртуальных валютах, выпущенное Южноафриканским резервным банком в 2014 году, выглядело для индустрии многообещающим. В июле 2017 года правительство ЮАР совместно с Bankymoon, поставщиком решений на основе технологии блокчейн, начало работу над созданием «сбалансированных» норм регулирования биткоина.

У страны возникали проблемы с сохранением ценности национальной валюты, южноафриканского рэнда: за последнее десятилетие курс несколько раз падал. В 2015 году рэнд упал на 26% в ответ на снижение стоимости китайского юаня всего на 2%. В марте 2017 года государство вновь столкнулось с перспективой обесценивания валюты после того, как президент ЮАР отправил в отставку министра финансов. В январе 2018 года ЮАР практически не высказывалась на тему регуляции криптовалют. Будет интересно понаблюдать, будет ли государство ориентироваться на Китай и в этой сфере (при том, что зависимость официальных денежных средств от юаня прослеживается).

Законодательное регулирование криптовалют в 2018 году
Оценка